Андрей (skitalets) wrote,
Андрей
skitalets

Из Пекина в Париж в 1907 году

На прошлой неделе я прочитал замечательную книгу Peking to Paris, написанную итальянцем Luigi Barzini. Она рассказывает об одном из первых авторалли, которое прошло в 1907 году. Барзини был членом итальянского экипажа, который стартовал в Пекине и поехал в Париж через Российскую империю.

Потрясающий рассказ, который изобилует массой уникальных подробностей и фотографий о повседневной жизни России, и особенно Сибири того времени. Очень странно, что книга до сих пор не переведена на русский язык, ведь на Западе она уже давно и однозначно принадлежит к классике "дорожных заметок". Чтобы восполнить этот пробел, сегодня я покажу немного фотографий из книги и расскажу о том, что удивило итальянцев в России.



Ралли стартовало в Пекине 10 июня 1907 года и закончилось в Париже в августе, то есть на весь путь через два континента у победителей ушло целых два месяца. Всего в гонке приняли участие пять экипажей, а до конца добрались четыре. Itala, на которой ехал автор книги, финишировала первой на две недели раньше остальных.



Вот так выглядел автомобиль, на котором проходило путешествие, перед стартом в Пекине. Целых 40 лошадиных сил.



Первое, что меня удивило - оказывается, в 1907 году в Сибири можно было заправить машину каждые 250 километров: Nobel Oil гарантировала поставки. В Китае и Монголии таких удобств не было, поэтому предварительно пришлось отправлять горючее вперед на верблюдах. Да и машину часто приходилось тащить на волах, особенно когда дело касалось горных перевалов и переправ.



В России не было проблем с бензином, зато была другая напасть. Лето 1907 года выдалось холодным и дождливым, поэтому путешественники сполна ощутили все прелести российских дорог.



Очень понравился пассаж Барзини о том, что "не так страшна русская дорога во время дождя, как после". Самый левый персонаж - пристав, который обычно был первым человеком, который встречался экипажу в городах и поселках.



Еще одна проблема - мосты. Со строительством Транссиба большинство "обычных" мостов пришли в негодность или просто были рассчитаны на прохождение одной легкой "сибирской" телеги (которая не тонет в грязи и легко плывет по реке). Один из таких мостов сыграл с экипажем злую шутку - только чудом машина повисла на балках, и никто серьезно не пострадал. С помощью артели мужиков и казаков удалось вытащить и поставить ее на ход всего за пару часов.



Помощь всегда приходила очень быстро, ведь каждые 20 верст на трассе были деревни. 20 верст - потому что это день пути для колонны арестантов, которых ведут в Сибирь. А если было сложно достучаться до людей (ведь иностранец в России - это шпион!), то магическим образом помогали официальные "паспорта" от Министерства Внутренних Дел из самого Петербурга. Итальянцы даже называли его "наш волшебный документ".

Интересны наблюдения об официальных лицах. Российские чиновники всегда имеют два лица - официальное и человеческое. Первое им ужасно претит, но они настойчиво играют роль, соблюдая бессмысленные правила и инструкции, даже если не понимают, зачем это нужно. Но как только заканчивается эта "официальная" часть, сразу же появляется обычный человек, который поражал их своим гостеприимством и широтой души. Тут же на столах появлялись горячий samovar и вкуснейшие pirogie. Барзини пишет, что славяне по духу очень близки итальянцам и так же легко располагают к себе и вызывают доверие.

В определенный момент дорога "кончилась", и пришлось ехать прямо по железнодорожным путям вокруг Байкала. Чтобы получить на это разрешение, пришлось телеграфировать самому сибирскому генерал-губернатору. Никто рангом ниже не мог взять на себя такую ответственность. Ибо не положено.



Можно представить, какое удивление вызывал автомобиль среди простого населения Сибири в 1907 году. В каждой деревне на пути собирались толпы, чтобы на него посмотреть. Эти же толпы помогали наводить мосты и переправы через сибирские речки.





Один из членов экипажа, Принц Боргезе, говорил на русском языке, а большинство встреченных официальных лиц - на французском. Поэтому никаких проблем в общении с местным населением не возникало.



Автор явно симпатизирует русскому мужику (в тексте так и пишется moujik). Атлетичные, высокие, с волосами до плеч, они напоминали ему античных героев. Ему не понятно, почему у правящего класса такое пренебрежительное к ним отношение - как к тупому опасному животному. При этом никто не имеет представления о том, как этот мужик живет. Самый частый вопрос, который задавали путешественникам официальные лица - нападал ли на них кто-нибудь по дороге. Услышав отрицательный ответ, очень сильно удивлялись. Даже генерал-губернатор выдал им разрешение на ношение с собой двух пистолетов.



Проблемы возникли лишь один раз, когда возле одной деревни их стала преследовать толпа. Как им потом объяснили, народ принял их за революционеров-агитаторов, которые часто использовали автомобили для пропаганды антицаристских и антицерковных идей.

Всю славянскую цивилизацию Барзини называет "древесной" за удивительный талант работы топором. В одной пермской деревне простой мужик Николай Петрович смог из дерева воспроизвести высокотехнологичное автомобильное колесо, пользуясь лишь топором и не имея никаких измерительных приборов. В итоге оно было крепче оригинального.



Автор называет Сибирь самой передовой частью России, куда едут самые инициативные, свободные, смелые и работящие люди и где внедряются самые передовые технологии. Нередко можно встретить тут и иностранцев, которые ехали сюда строить тоннели, добывать руду и торговать китайским чаем. Он пишет, что Сибирь просыпается, и скоро Россия станет совсем другой страной...

Но при все при этом, "если вы будете поднимать всех пьяных людей, которые лежат на улицах сибирских городов, то у вас будет слишком много работы". А русские деревни снаружи поражают своим однообразием и унылыми черными избами. Лишь внутри isba всегда нарядна, чиста и убрана, потому что в ней русский человек проводит большую часть времени в году.

Куда больше, чем люди, боялись автомобиля лошади. Сложно посчитать, сколько телег перевернулось от того, что лошадь начинала пятиться назад, а мужик на повозке терял дар речи и управление. Поэтому когда встречались стада коров или телеги, то приходилось либо пролетать их на большой скорости, либо совсем останавливаться.



Иностранец в России почти автоматом становится шпионом, и развеять этот миф помогал лишь "волшебный паспорт" из МВД. Но все равно все передвижения экипажа отслеживались секретными телеграммами.



В России вообще почти все "секретно" и ничего нельзя фотографировать. Особенно объекты, которые каждый может спокойно увидеть. Барзини с юмором пишет, что в этой удивительной стране нельзя фотографировать, но зато можно носить с собой два пистолета.



Запчасти для машины, которые заранее были посланы из Италии в Омск, чтобы, в случае чего, провести ремонт на половине пути, так и не дошли - застряли где-то на российской таможне. А в сибирских гостиницах не выдавали постельное белье - приходилось спать на досках, иногда обрабатывая помещение репеллентом от клещей и клопов.



Слева князь Сципион Боргезе, который спонсировал экипаж и организовывал гонку. Почти всю дорогу они ехали в таких дождевых накидках, полностью в грязи.



Еще одна сибирская речка.



А это уже триумфальное возвращение "Италы" в Париж.



Сейчас этот автомобиль находится в одном из музеев в Италии.



...а в 2007 году он проделал тот же путь, что и в 1907. Дороги уже были получше, кроме Монголии.



Очень интересная книга и очень интересное путешествие. В очередной раз я укрепился в мысли, что я обязательно проеду на автомобиле вокруг света. Чего бы мне это ни стоило.

P.S. Отдельное спасибо Василию airfreedom а эту замечательную книгу.



Если вдруг встретите где-нибудь на полках книжных магазинов или в интернетах - обязательно почитайте. (В Амазоне) можно без проблем заказать.


http://www.skitalets.com/пекин-париж-1907/
Tags: история, книги, россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →