Андрей (skitalets) wrote,
Андрей
skitalets

Центральная Сербия: "Церковь Вронского" и Башня черепов

Почти все читали в школе «Анну Каренину». И все помнят, что, помимо Анны и поезда, в романе есть еще один главный герой – граф Алексей Вронский, который в конце книги поехал добровольцем на Балканы, где и погиб. Но мало кто знает, что у него есть реальный прототип – это полковник Николай Раевский, который командовал одним из корпусов сербской армии во время войны с турками 1876-1877 гг. В свое время гибель Раевского стала символом самопожертвования русских офицеров во имя освобождения братских славянских народов, а на месте его гибели на деньги семьи Раевских в 1903 году была воздвигнута очень красивая русская церковь.

В сегодняшнем посте я расскажу о том, как мы заехали в эту церковь, что там увидели, а заодно посетили еще одно знаковое место борьбы за освобождение от турецкого ига. Это зловещая «Башня черепов» в городе Ниш, сложенная турками из черепов сербских повстанцев в 1809 году и ставшая очередной иконой борьбы за свободу, потерянную за четыре века до этого на Косовом поле.



Я давно слышал про «Церковь Вронского», как называют ее сами сербы, но все никак не получалось до нее добраться. Она расположена в довольно неудобном месте, вдали от классических туристских маршрутов. Но в этот раз времени было достаточно, мы ехали по Восточной Сербии, поэтому пропустить ее не могли. Тем более что уже на подъезде к городу Алексинац стали появляться первые указатели.



В 1876 году в Сербии начался очередной виток национально-освободительной борьбы. Сербия объявила Турции войну, а главнокомандующим сербской армией был назначен Михаил Черняев, русский генерал, отличившийся во время Крымской войны и Туркестанских походов. Назначение Черняева, который был ярым славянофилом, подняло патриотическую волну в России, и за ним в Сербию поехало множество солдат и офицеров, которые составили костяк плохо подготовленной сербской армии. Одним из таких офицеров был и полковник Николай Раевский.



Он был внуком и полным тезкой прославленного генерала Николая Николаевича Раевского, героя войны 1812 года (помнит «батареи Раевского» на Бородино?). Очень знаменита картина, на которой в битве при Салтановке (неподалеку от Могилёва) Раевский лично ведет в атаку Смоленский полк. Вслед за ним идут двое его сыновей 14 и 11 лет - этот подвиг настолько воодушевил русских солдат, что французы обратились в бегство, и им не удалось воспрепятствовать соединению русских армий. Младшего сына на картине тоже зовут Николай, и он отец героя сегодняшнего повествования.



Дороги в районе Алексинаца узкие, край сельскохозяйственный, поэтому часто приходилось подолгу тащиться за всякой техникой.



И вот, наконец, мы оказываемся в селе Горни Адровац, где в 1876 году произошло одно из решающих сражений войны. Турки, закрепившиеся в Нише, завладели Алексинацкими высотами, где держал оборону 20-тысячный корпус полковника Раевского. Вот на этом поле он и был убит осколком пушечного ядра.



Церковь стоит на окраине села, на небольшой возвышенности, а ведет к ней красивая тихая аллея.



Справа видны памятники – это как раз первый крест, установленный на месте, где Раевский погиб от осколка пушечного ядра.



Отпевание Раевского происходило в Белграде с огромными почестями в присутствии короля Сербии, всех министров и российского посла. А церковь на месте его гибели была построена в 1903 году на средства, выделенные его матерью согласно ее завещания.



После мировых войн и прихода к власти коммунистов церковь долгое время находилась в плачевном состоянии, пока не была восстановлена в 2001 году при поддержке российского посольства и "Газпрома".





Разрушенным стоит только какое-то старое церковное строение рядом.



Церковь явно рабочая, но ни рядом, ни внутри никого не было. Никаких запрещающих знаков и объявлений не было, поэтому удалось поснимать. Внутри она очень красиво расписана.



Сразу над входом висит большой портрет Николая Раевского, который, не будучи официально причиленным к лику святых, довольно необычно смотрится посреди остальных фресок. И почему-то дата гибели на один день не совпадает с датой на памятнике и на памятной доске.



Слева от входа Александр Невский, а справа - князь Лазарь.



Князь Лазарь командовал сербскими войсками во время Косовской битвы в 1389 году, которая считается точкой отсчета турецкого ига. В руках он держит собственную голову, которую сложил за веру и родную землю.



В углу церкви славят уже более современных героев - солдат местной военной бригады, погибших в Косово в 1999 г. во время наведения там конституционного порядка.



Фрески что-то очень напоминают. Присмотримся ближе и понимаем - за образец взяты росписи Васнецова во Владимирском соборе в Киеве ("По Васнецову работал Д.Обренович, 1903 г.").





Вот очень знаменитая картина - "Крещение Руси".



А вот как она выглядит во Владимирском соборе. Почти идентична, за исключением одного - в киевском варианте мальчик в левом нижнем углу одет в плавки:



Интересно, что на эскизе Васнецова, хранящемся в Третьяковке, мальчик также полностью голый:



По всей видимости, когда Васнецов переносил эскизы уже на стену, было посчитано, что негоже осквернять божий храм изображениями половых органов, и он в срочном порядке прикрыл срамоту. А сербский художник рисовал по эскизам, поэтому сохранил первозданный более легкомысленный замысел.

На внешней стене мозаика Святой Троицы (которой посвящена церковь). В левой нише Сергий Радонежский, в правой - Савва Сербский, первый сербский архиепископ, самый почитаемый местный святой.



Эта церковь - редкий образец того, как должно относиться наше государство к исторической памяти. Было очень удивительно видеть этот памятник в самом сердце Сербии, где туристы не являются частыми гостями. И тем более удивительно, что местные о нем довольно хорошо знают. Пока он есть, память о России тут не умрет. Ведь на этих высотах погибло большинство из 6 тысяч русских добровольцев, прикрывающих отход остатков сербской армии в сторону Белграда.



Генерал Черняев в своих воспоминаниях писал: "Все сербы бежали, все русские погибли". По итогам этой короткой войны, в том числе и под влиянием от гибели такого количества добровольцев, Российская Империя объявила Турции ультиматум - если она не прекратит боевые действия, Россия введет в Турцию 200-тысячный контингент. Ультиматум подействовал, и война была прекращена.



А мы продолжаем путешествие по сербской истории, и теперь на очереди начало 19 века, когда произошло так называемое "Первое сербское восстание" под руководством Гергия Петровича (ударение на "е"). За темную внешность, вспльчивый нрав и неимоверную жестокость к туркам он был прозван ими "чёрным Георгием" (Кара-Георгий). Даже свою биографию он начал с того, что убил турецкого бая, который имел право первой ночи с его будущей женой.

В процессе восстания произошло множество сражений, в том числе на горе Чегар неподалеку от Ниша в 1809 году. Сербы собрали внушительный отряд, около 10 тысяч человек, однако турецкое войско превосходило их примерно в четыре раза. Сербами руководил местный воевода Синджелич, который в решающий момент сражения взорвал сербский арсенал с остатками своего отряда. Всего в битве погибло то ли шесть, то ли десять тысяч турок, и Хуршид-паша, взбешенный такими потерями, приказал содрать кожу с погибших сербов, набил ее соломой и отправил султану в Стамбул. А из черепов приказал соорудить башню высотой 5 метров, чтобы она напоминала о недопустимости повторения подобных восстаний. По свидетельству современников, изначально в башне было замуровано более 500 черепов.



То же самое, но от первого лица:



Долгое время башня стояла под открытым небом. Потом над ней сделали навес, а в конце 19 века обнесли настоящей часовней.





Уже на внешнем декоре здания видны зловещие символы.



Заходим внутрь - сегодня башня обнесена стеклом, и черепов осталось намного меньше - около 50.



Постепенно их вытаскивали родственники убитых, чтобы захоронить. Также башня разрушалась от погоды и времени.







А этот череп в свое время находился на вершине. Сербы верят, что он принадлежал Синджеличу. Позади две картины, как выглядела башня сразу после сроительства и после сооружения над ней навеса.



Верхний правый череп явно принадлежит подростку, который участвовал в восстании наравне со взрослыми мужчинами.



А этот человек погиб от пулевого ранения в голову.



Французский писатель Ламартен проезжал мимо в 1833 году, направляясь в Стамбул. В своих воспоминаниях он написал: "Пусть сербы сохрянят этот памятник! Он научит их детей тому, чего стоит свобода народа и какую цену заплатили за нее их отцы".



Естественно, строительство башни возымело обратный эффект, и за первым сербским восстанием последовало второе в 1815 г., в результате которого Сербия стала автономным княжеством и еще плотнее приблизилась к обретению полной независимости.



Тем не менее, турки сидели в Нише еще долгое время, почти до конца 19 века. Их бастионом была Нишская крепость, которую соорудили на месте древнеримского поселения, упоминавшегося еще в "Географии" Птолемея.



О том, что крепость турецкая, сегодня напоминают лишь изысканные восточные барельефы.



А на центральной площади Ниша стоит "конь" - традиционный памятник для всех сербских городов. Только в Нише он поставлен не конкретному человеку, а абстрактным освободителям города в разные времена.



Под конем очень экспрессивные барельефы про очередной виток противостояния с турками.



В целом, больше в Нише делать нечего - обычный современный город. Говорят, там есть еще какой-то крошечный концлагерь времен фашистской оккупации, но мы туда уже не поехали.



Из Ниша мы отправились в так называемый "Чертов город" ("Дьяволья Варош") - причудливый памятник природы, чем-то похожий на всемирно известную турецкую Каппадокию.



Но об этом уже в следующей серии.


Tags: балканы, город, история, сербия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →