Андрей (skitalets) wrote,
Андрей
skitalets

Самарканд: Тамерлан, Улугбек, Биби Ханум, Прокудин-Горский и другие официальные лица

Самарканд был последним городом, который мы посетили во время узбекского турне четыре года назад. И, несмотря на кажущуюся похожесть с Хивой и Бухарой, он от них отличается очень сильно. В нем самые величественные памятники, у него самая грандиозная история, и, наконец, это третий по величине город страны со всеми вытекающими последствиями. Соответственно, готовиться надо к имперскому размаху, многолюдности, современности и суете.

Город был для меня интересен еще и тем, что в семейных альбомах сохранилось множество фотографий о посещении его моими родителями во времена своей студенческо-геологической юности. Некоторые из этих слайдов также будут включены в сегодняшний рассказ.



Переезд из Бухары в Самарканд был для меня очень тяжелым. Дело в том, что на пятый день пребывания в Узбекистане мой организм настолько устал от жирной среднеазиатской еды, что категорически взбунтовался, и утром в день поездки я чувствовал себя так, как будто мир вокруг расслоился, небо стало желтым, а люди вокруг превратились в человекоподобных существ, которые от меня чего-то хотят. На каждой остановке в пути я тихо выползал из машины, садился на тротуар в теньке автомобиля, а водитель, глядя на меня такого, систематически предлагал выпить пивка. Я успешно пропустил первые пункты программы – загородный дворец бухарских эмиров и школу керамики в городке Гиджуван. Помню только,павлинов в парке и бассейн, в который мне очень хотелось упасть всем обессилевшим телом. Так что фотографий оттуда нет.

Дальше мы решили заехать посмотреть древние петроглифы в ущелье Сармыш горной цепи Заравшан. Это ущелье называют одной из самых больших в мире наскальных галерей – на территории протяженностью всего 2 километра находится несколько ТЫСЯЧ подобных рисунков, возраст которых составляет более 10 тысяч лет. У меня довольно много фотографий оттуда, поэтому, наверное, об ущелье еще будет отдельный рассказ, а пока что только синтез того, что там можно увидеть. Обратите внимание на гуманоидов и космонавтов в нижнем ряду – их присутствие на рисунках является одной из самых больших загадок археологии и науки.



Дальше по пути будет город Нурата, над которым возвышается огромный холм, где некогда стояла крепость, завоеванная еще Александром Македонским. От крепости сейчас уже практически ничего не осталось, на ее месте пасутся ослики, а с холма по-прежнему открываются отличные виды.



Еще в Нурате есть священное место, связанное со святым Давудом – узбекским «Прометеем», который подарил людям огонь и кузнечное дело. Рядом с мечетью в скалах есть маленькое озеро, в котором живут форели. Озеро ни с чем не соединяется и никуда не вытекает, поэтому обывательское мировоззрение принимает наличие такого количества форели в нем чудом. Если бросить форели пучок травы, то стая рвет его, как пираньи конкистадора, случайно упавшего в Амазонку.



Дальше будет перевал, за которым уже лежит Самарканд. На перевале красиво и умиротворенно.





И остатки советского наследия - памятник геологам.





Ну и несколько фотографий тех же самых гор конца 1970-х годов из семейного фотоальбома.







После такого долгого вступления наконец-то приехали в Самарканд. Естественно, утром первым же делом едем на Регистан – одну из самых знаменитых площадей мира. И несомненно, оно того стоит.



«Регистан» переводится как «песчаное место», и сооружать его начал еще Улугбек, один из величайших узбеков всех времен, астроном и наследник династии Тимуридов. Левая медресе, построенная в 15 веке, носит его имя, и в свое время была центром образования не только в Среднее Азии, но и на всем Востоке.



А вот так медресе выглядело в начале 20 века (фото знаменитого Прокудина-Горского, одного из пионеров цветной фотографии).





Внутреннее убранство.





Правое медресе – Шер-Дор, или «тигр над воротами». Построено как зеркальная копия медресе Улугбека в 17 веке на месте ханаки Улугбека, которая к тому моменту обветшала («ханака» - нечто вроде «частной мечети», или, по-православному, скита). Название свое оно получило благодаря двум тиграм, изображенным над входом. Вообще это совершенно уникальная вещь, потому что исламская традиция запрещает использовать любые изображения людей или животных в религиозной живописи. Тигр с солнцем на спине – герб Самарканда. А в центре арки, если присмотреться, находится свастика.





Картина Василия Верещагина, первого российского блоггера. Конец 19 века:



Шер-Дор в исполнении Прокудина-Горского. Обратите внимание на аистиные гнезда на минарете - типичная примета Средней Азии, о которой говорил еще в рассказе о Бухаре.



Наконец, центральная медресе – Тилля-Кари, построено через несколько лет после Шер-Дора на месте старого караван-сарая. Много лет также выполняло роль соборной мечети.

На один из минаретов можно подняться, если заплатить ментам 10 долларов (о чем даже написано в путеводителе Lonely Planet). Однако, местные нас отговорили – по их словам, там очень грязно, скользко, и оттуда ничего толком не видно. И еще меня поразила геометрия этого минарета:



Кстати, это нормальная ситуация. Вот одна из медресе «в профиль». Практически Пизанская башня.



Почти каждый вечер на площади разыгрывается светомузыкальное шоу для туристов. Можно купить билет и сидеть на скамейке, а можно просто постоять в стороне и посмотреть-послушать - все отлично видно и слышно.



Дальше едем в Гур-Эмир, усыпальницу великого Тамерлана. Местные зовут его Амир Темур, и он является главным национальным героем. В каждом городе ему стоит памятник, его именем названо все, что только можно, и его же лицо украшает местные деньги.



Кстати, Гур-Эмир стал прообразом знаменитого Тадж-Махала в Северной Индии, которой долгое время правили наследники Тамерлана.



В мавзолее, помимо Тамерлана, покоятся его два сына, два внука (включая Улугбека) и его духовный наставник. Надгробье из зеленого камня привезено из Китая, где до этого было троном одного из наследников Чингиз-хана.





Но самое интересное начинается дальше – смотритель тайком рассказывает о том, что это не настоящие могилы и надгробия, и предлагает за определенную сумму показать реальные. Мы соглашаемся, и он ведет нас на цокольный этаж, где стоят такие же надгробия, точно под теми, которые мы только что видели. Они уже, действительно, настоящие.



Надгробие Тамерлана расколото – по легенде, после его смерти его тело с надгробным камнем повезли в Шахрисабз, его родной город. Но на перевале случилась непогода, которая не позволила идти дальше, и вдобавок надгробие упало и раскололось. Это было истолковано как знак, и Тамерлана вернули назад в Самарканд. По другой легенде, надгробие украл в 18 веке один из персидских вельмож, после чего оно треснуло, а его стала преследовать полоса неудач, после чего он точно так же вернул его на место.



На надгробии написано, что тот, кто осмелится потревожить его покой, будет подвергнут страданиям и погибнет. Конечно, всем известна история о том, что гробница была вскрыта 22 июня 1941 года, после чего началась Великая Отечественная Война. А как только академик Герасимов закончил слепок лица Тамерлана с его черепа и, его отвезли назад, ситуация на фронтах развернулась в обратную сторону и началось контрнаступление под Москвой.

Неподалеку находится мечеть Биби Ханум и ее мавзолей. Биби Ханум была любимой женой Тамерлана, и эту мечеть он «подарил» ей в честь своего завоевательного похода в Индию. Если в мавзолее Биби Ханум три раза обойти вокруг ее могилы, загадав желание, то оно обязательно сбудется. У меня сбылось на 50% через месяц, на оставшиеся 50% - в течение еще пары лет.



Современное состояние мечети – это уже новодел, т.к. она сильно пострадала от землетрясения в 19 веке. Вот фото Прокудина-Горского, 1906 год.



А вот фотографии из семейного фотоальбома, 1975 год.






С тех пор многое изменилось.



И до кучи еще один современный "пизанский" вид - сбоку.



А вот пять фотографий, сделанных в течение пары минут сидения на тротуаре около Биби-Ханума. В правой части кадра – вход на самый большой самаркандский базар, поэтому направо все едут груженые, а налево порожняком.



Еще одна знаменитая достопримечательность Самарканда – обсерватория Улугбека, второго по значимости национального героя.



В обсерватории висит табличка, согласно которой Улугбек обошел абсолютно всех ученов древности по всем астрономическим вычислениям. Видимо, благодаря вот этому громадному секстанту диаметром 36 метров.



Еще внутри висит портрет Аристотеля. Я тогда еще подумал, почему это у него слово ETICA так смешно написано на книге?....



А когда побывал в Ватикане и увидел фреску «Афинская школа», понял, что это всего лишь копия с Рафаэля.



Последнее значимое место в Самарканде – это мемориальный комплекс Шахи-Зинда (дословно «живой царь»), который, начиная с 14 века, был усыпальницей ханов и прочих больших людей.



Не буду мучить названиями мавзолеев и именами похороненных там людей – скажу только, что это очень умиротворенное и спокойное место.



Забавная собака, которая ютилась в одном из углов – и я, зажавший ее в этот угол своим большим фотоаппаратом (скоро будет отдельный большой пост, сделанный полностью из подобных фото).



Прокудин-Горский:





И еще несколько фотографий из конца 1970-х.








В последний день мы решили поехать за город «на плов». Для этого купили барана, рис и направились к Хазрат Давуд – пещере Св. Давуда. Там отдали барана и рис повару, а сами пошли наверх, к святому месту. Для того, чтобы туда попасть, надо преодолеть 1303 ступени. Ступени довольно узкие, и на них при этом идет бойкая торговля всяким ширпотребом. Народа полно (кажется, было воскресенье), все толкаются, дети шумят, тут же на ступенях отдыхают пенсионеры. И дикая жара.



Поднялись наверх – а там запах туалета и жуткий мусор. И все деревья в повязочках. В пещеру, где молился Давуд, страшная давка, поэтому мы туда не пошли, и лишь полюбовались окружающими пейзажами и местной фауной.







А там временем к нам подходили люди с фотоаппаратами и просили с нами сфотографироваться, как с инопланетянами.

Еще одна пещера, в которой Давуд работал, есть пониже, и там вообще никого не было, кроме таджикского мальчика-смотрителя.



Основная реликвия – камень с отпечатком руки Давуда.



Поели плова (осилили совсем чуть-чуть, так как дико надоел), и назад в город. Вечером – в кафе-мороженое (такой вкусный пломбир ел только в детстве!), а утром в аэропорт, где пришлось столкнуться с идиотизмом, бюрократией и полным презрением к людям. Выражалось это как в отношении, так и в действиях. Например, глядя на перечеркнутый автомобильный аккумулятор, нарисованный на авиабилете, таможенники (уже после того, как мы сдали багаж) отказывались пропускать нас на посадку, пока мы не сдадим в багаж батарейки из фотоаппаратов и телефонов. При чем деньгами вопрос тоже не решался – банальное местечковое самодурство. Опять был полный досмотр, а одному парню из National Geographic чуть не разобрали все объективы и никак не хотели поверить, что один из его фотоаппаратов – пленка, и открывать его не надо, иначе засветится. Надеюсь, с тех пор что-то там изменилось.

Но если отбросить эти рудименты совкового феодализма, то, в целом, поездка получилась прекрасная. До сих пор вспоминаю ее как одну из самых насыщенных и колоритных. Хотя второй раз, наверное, уже вряд ли поеду.



Другие рассказы про Узбекистан:
(Хива - идеальные декорации для сказок 1000 и 1 ночи)
(Бухара - старый город, цитадель и минарет по имени Калян)



Tags: город, горы, узбекистан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments