Андрей (skitalets) wrote,
Андрей
skitalets

Южный Ветер (зимняя сказка)

Очень-очень давно, когда небо было еще так низко над землей, что его можно было потрогать руками, а луна светила так же ярко, как солнце, в далекой южной стране, в самом сердце соленой пустыни, появился на свет Южный Ветер.

Сначала он был очень слаб, и едва ли мог всколыхнуть невесомое перышко, но уже несколько лун спустя он без труда разбивал волны об острые прибрежные скалы и качал верхушки огромных деревьев. Из года в год он взрослел, становился сильнее, и жизнь в песчаных дюнах, лишь изредка освежаемая дыханием прохладного Нила и сезонами дождей в бесконечных саваннах, становилась с каждым днем все более и более невыносимой.

И вот однажды, когда солнце в очередной раз отправилось в путешествие по подземному миру, он, запутавшись в ветвях тысячелетнего баобаба, устроился на ночлег. Он почти было уснул, как вдруг услышал, как растревоженные листья перешептываются и рассказывают о далекой северной стране, где раз в год облака замерзают и падают на землю, укрывая белым одеялом жилища людей со стеклянными глазами и кожей цвета слоновой кости. В этой стране дуют холодные ветры, а вместо песочного неба над головой раскинуло свои бескрайние просторы огромное синее зеркало…

Южный Ветер уже не раз слышал рассказы о Северной Стране от своих младших братьев, изредка приносящих в пустыню капли росы. Порой он даже видел ее во сне, и желание увидеть ее воочию настолько сильно охватило его, что на следующее утро, обогнув снежный пик Килиманджаро и полюбовавшись белой вершиной, он отправился в путь, поднимая за собой соленые песчаные вихри.

***

Он резко выпрямился и сел на кровати. Ворвавшийся в открытое окно ветер дрожью отозвался в теле, и он, поежившись и вытерев одеялом испарину, встал и посмотрел на часы. Был уже без четверти час, но ему почему-то совершенно не хотелось спать. Походив по комнате и уныло посмотрев на рассохшиеся обои, он вновь сел и уставился на мерцающий в темноте дисплей телефона.

Преодолев в себе какое-то внутреннее сопротивление, он поднял трубку и стал вслушиваться в короткие гудки, изредка заглушаемые непонятным шорохом.

Почему-то было очень неуютно. Ему очень хотелось вновь услышать ее голос, но что-то мешало. Он не мог понять что. Руки отказывали, а сердце стучало с неимоверной скоростью.

Наконец, окончательно преодолев непонятное сопротивление, он набрал номер, и спустя несколько длинных гудков, понял, что никто не ответит, и положил трубку на место.

Наверное, спит…

Спать совершенно не хотелось. Он вышел на кухню и по привычке открыл холодильник, но не нашел там ничего, кроме бутылки с небольшим слоем темной жидкости на дне. Он вылил содержимое в стакан и залпом выпил. В горле запершило и, преодолев желание прокашляться, он опять вернулся в комнату, лег и погасил свет.

В темноте окружающие предметы казались странными и приобретали какие-то новые, доселе неизведанные, черты, а въедливый звук сигнализации во дворе никак не давал успокоиться. Спать все равно не хотелось.

В голове крутился несостоявшийся звонок. За окном уже начали бродить предрассветные тени, а он все лежал на кровати с открытыми глазами и вслушивался в звуки тихой московской ночи.

***

Южный Ветер летел, что было сил, распугивая стада диких антилоп, роняя на землю соль и разбрасывая по морю легкие рыбацкие лодки. Кочевники в ужасе прятались в свои шатры, завидев на горизонте поднимающиеся песчаные бури, а встречные ветра утихали, уступая ему дорогу.

Постепенно пустыни сменялись морями, моря - высокими горами, подпирающими ночующие на них облака, а горы – бескрайними степями, населенными диковинными запахами неведомых трав.

Всюду, где пролетал Южный Ветер, птицы срывались со своих гнезд и с гвалтом поднимались в воздух огромными стаями, начиная свое бесконечное путешествие в поисках короткого северного лета. Люди открывали двери в домах, пели песни на незнакомых языках и выходили на улицу, чтобы поговорить с ним. Все радовались Южному Ветру, а он все вслушивался в шепот листьев, пытаясь узнать, где же находится далекая северная страна…

И вот, после нескольких дней пути, наконец, он увидел снег, чем-то напомнивший ему соленые дюны. Он ринулся к нему, но от его теплого дуновения снег превращался в воду, а из-под него появлялись красивые цветы, ни капли не похожие на знакомые ему безжизненные пустынные колючки. Они поднимали свои разноцветные головы, улыбались Южному Ветру и шептали:

- Здравствуй… Ты принес нам Весну.

***

Осень приближалась к своему окончанию. Лужи покрылись чуть заметной стеклянной коркой, на асфальте сверкала изморозь, а с неба сыпался первый снег.

Слегка ссутулившись, он поспешно шел по улице, вслушиваясь в поскрипывание старых ботинок. Холодный ветер так и норовил забраться ему за пазуху, и он, укутавшись в шарф и сунув руки в карманы, пробирался сквозь встречный поток невзрачных прохожих.

Темнело рано, и уже зажигались первые фонари, когда он подошел к двери своего дома. Достав замерзшими руками ключ и, с трудом провернув его в замочной скважине, он зашел внутрь.

Почему-то было тяжеловато дышать и немного кружилась голова. Он приложил ледяную руку ко лбу, что ненадолго привело его в чувство. Потом зашел в теплую ванную и стал отогревать руки под струей горячей воды. Ощущения были странные, такие, что он даже поежился. Какая-то неприятная боль. Такая же, как и в груди.

Он выключил кран и сел на кафельный пол, прислонившись к батарее. Боль еще больше усилилась.

Сейчас пройдет… Сейчас оттает… Надо только немного потерпеть, и этот кошмарный сон закончится…

Он смотрел на белый потолок и мысленно рисовал на нем разноцветными красками, все крепче прижимаясь к теплой батарее и пытаясь хоть ненадолго согреть свое замерзающее сердце.

***

Внизу виднелись леса, похожие на огромные зеленые моря, пронзаемыми вьющимися змеями автомагистралей. Никогда раньше Южный Ветер не видел столько людей и столько странных механизмов, источающих серые клубы пыли. Мир, увиденный им, поражал его, и хотя он и был похож на растревоженный муравейник, он ему нравился.

Уже было почти также тепло, как и на его родине, и он узнал, что это время здесь называется летом. Он играл с зелеными листьями, разговаривал с пестрыми птицами, приносившими ему вести с юга, и думал только о том, как ему хорошо здесь, где нет едкого зноя и холодных, как горечь разлуки, пустынных ночей.

Он резвился в просторах синего неба, складывая белесые облака в причудливые рисунки, но все чаще замечал, что откуда-то с севера иногда приходят серые тучи, которые выливаются холодными дождями, а гонит их сюда неведомая злая и тревожная сила…

***

И кому только нужна эта зима…Будь она неладна… Почему нам суждено шесть месяцев в году мерзнуть от холода и думать только о том, как бы побыстрее согреться?…
И еще эта странная болезнь…
И она…

Повинуясь непреодолимому желанию, он взял телефон и отключил его, думая, что так будет легче.
Но, выдержав только несколько минут, он включил его снова.

Почти сразу же раздался тревожный сигнал – пришло новое сообщение. Он нетерпеливо нажал на кнопку и прочитал. Ничего особенного, - только несколько фраз и пара дежурных смайликов, но почему-то слева что-то неожиданно заболело.

Пытаясь собрать сумбурные мысли в единое целое, он начал писать ответ. Почему-то ему никогда не удавалось уложиться в те самые 160 символов лимита, отведенного под СМС. Ему всегда казалось, что это настолько мало…

Написав стандартное пожелание спокойной ночи, он сохранил сообщение и закрыл глаза. Мысли медленно крутились, как тянучий кисель, и никак не хотели складываться в единое целое.

Странно. Что это?…
Любовь?… Привязанность?… Стеснительность?… Трусость?… Глупость?…
Пишу глупые стишки, которые, наверное, ей уже изрядно поднадоели… Да и я, может быть, тоже.
Говорю общие слова, какие-то глупости, хотя прекрасно понимаю, что порой надо вместо этого просто попрощаться и положить трубку. Или развернуться и уйти…
А еще это сердце… Когда же оно оттает?…
Наверное, только летом…

…и как же мало мне надо для того, чтобы сменить отчаяние на надежду…

Он еще раз посмотрел на экран мобильника и, в который раз преодолевая какое-то внутреннее сопротивление, нажал кнопку «отправить».
Через несколько секунд телефон зажужжал и выдал, что аппарат абонента временно недоступен.

Он опять закрыл глаза и попытался не думать.

***

Ночь от ночи становилось все холоднее, и Южный Ветер неумолимо ощущал приближение чего-то тревожного, сильного и неотвратимого. Люди внизу суетились и укрывались многочисленными одеждами, стараясь реже появляться на улице, и только когда Южный ветер пролетал над городом, они открывали окна и чуть заметно улыбались.

Все чаще и чаще он видел бесчисленные косяки перелетных птиц, улетающих в его родные края. Они звали его с собой, а он, не понимая, что происходит, умолял их остаться, но они отвечали ему только шелестом крыльев, заставляющим подниматься в воздух засохшие желтые листья.

Одной из таких прохладных ночей Южный Ветер спал, разместившись на крыше огромного небоскреба, и его чуть слышное дыхание эхом отдавалось в вентиляционных шахтах, когда вдруг он услышал чей-то голос. Это был даже не голос, а какое-то протяжное завывание, издалека похожее на плач.

Так воет ветер. Но это был не вой ветров заблудившихся в атласных горах и не рев морского тайфуна, - это была протяжная песня холодного Северного Ветра.

Когда-то давно, много веков назад, когда Южный Ветер осмеливался летать на Северное Побережье, морские волны рассказывали ему о его брате, который гонит перелетных птиц на юг и раскрашивает небо в серые цвета, сковывая реки стальными капканами…

Южный Ветер встрепенулся и ринулся навстречу, но холодное дыхание сбило его и отбросило назад. Он пытался что-то прокричать, но его тихий голос утонул в протяжном вое. Казалось, на него движется огромная стена, превращающая все на своем пути в безжизненные холодные камни.

Он бросался из стороны в сторону, стараясь найти укрытие, но все двери были закрыты, а деревья, в кронах которых он находил убежище ночью, стояли, словно мертвые черные истуканы.

Наконец, из последних сил Южный Ветер рванул наверх, но на пути его встали телефонные провода и он, подобно обессилевшей летучей мыши, запутался в них, словно в искусно сотканной паутине.

***

Он не видел ее уже почти две недели, и от этого ему было как-то не по себе. И хотя порой они разговаривали по телефону по несколько часов кряду, ему надо было видеть ее рядом, сжимать ее руку и ловить ее золотистый смех.

Говорят, что надо постоянно двигаться вперед, иначе утонешь… Тогда почему, понимая это, мы стоим на месте? Ведь мы можем помочь друг другу…

Он поднял телефонную трубку и неожиданно почувствовал легкое дуновение, приятно согревшее его замерзшее ухо.
Но не могу почему-то…

Он положил телефон на место и посмотрел за окно.

С неба сыпался непонятный дождь вперемежку со снежными крупинками. Падая на землю, он превращался в неприятную слякоть и лужи, в которых разбивался на искры холодный свет фонарей.

Который день он не мог уснуть.

Вроде бы все как всегда, вроде бы все нормально… Обычная осень… А чувство такое, как будто последняя…

Он положил руку на грудь и почувствовал холод, медленно распространяющийся по всему его телу.
Он встал, пошел на кухню и зажег газ. Полюбовавшись на тихое синее пламя, он протянул над ним руки.

Теплее. Лучше. Вот так бы сразу.
Только одного не хватает…
… неужели?…

Только сейчас он услышал, что вот уже почти как минуту разрывается телефон, и, сорвавшись с места, ринулся к нему и поднял трубку…

***

Южный Ветер проснулся от того, что стало теплее, а вместо страшного воя вокруг звучали тысячи голосов, изредка прерываемые странными звуками, отдаленно напоминающими голоса растревоженных птиц.

Он стал вслушиваться и ловить слова, проносящиеся мимо него по телефонным линиям. Кто-то кричал, кто-то плакал, кто-то смеялся... А кто-то любил. И он чувствовал каждую ноту, каждый вздох и каждый удар чьего-то теплого сердца.

Южный Ветер раньше и не догадывался, насколько важны для людей эти натянутые нити, во мгновение ока соединяющие между собой тысячи километров. Он тяжело вздохнул и, печально посмотрев на последнюю стаю проносящихся мимо птиц, понял, что больше никогда не увидит свои родные края.

***

Из трубки опять повеяло каким-то уже знакомым теплом, и ему показалось, что он уже чует до боли знакомое, чуть тревожное дыхание…

- Привет - привычно произнес он, а сердце уже готово было выскочить наружу.

- Привет…

Наступила тишина, нарушаемая странными шероховатыми звуками. Опять заболело слева, но уже совсем-совсем по-другому…

Подождав, когда в трубке уляжется ветер, он набрал полную грудь воздуха и произнес:

- Знаешь… Я хочу, чтобы ты знала…
Ты принесла мне Весну.


***

С тех пор с наступлением зимы Южный Ветер прячется в телефонных проводах, согревая человеческие чувства. Он изредка появляется на замерзших улицах, чуть-чуть растапливая снег, и вскоре вновь укрывается от людей, но если хорошо прислушаться, то иногда в телефонной трубке можно услышать его легкое, похожее на теплую песню, дыхание.
Tags: креатив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments